«Закрыть школы — самое тяжелое решение в моей жизни». Дарья Ваулина, основатель «Англомании» | Московский предприниматель
18 декабря#уйти_красиво

«Закрыть школы — самое тяжелое решение в моей жизни». Дарья Ваулина, основатель «Англомании»

Основатель «Англомании» Дарья Ваулина рассказала Moscow.Business, как открыть бизнес, продать его, накопить долгов на 12 миллионов рублей, провалиться в депрессию, развестись, не отчаяться и начать свое дело заново.
#советы
#женщины_в_деле
#образование
#упорство_и_труд
#московскийпредприниматель
#moscowbusiness
0
0
0
Поделиться
339
4

«Меня оштрафовали на два миллиона, этот долг потянул за собой другие»

В 2013 году я открыла свою первую школу английского языка. Мне было 23 года. Позже об этом первом бизнесе я напишу книгу «Я остаюсь». Но тогда я только открывала школы и не знала про инвестиции, планирование и вообще плохо понимала, как нужно строить бизнес. Мы хорошо стартанули, в этом и была проблема: быстрый рост приносил быстрые деньги, которые я не откладывала в резервный фонд, тратя прибыль на расширение сети школ. Первые три года у нас все шло хорошо.

Оборот школ составлял в среднем два миллиона рублей в месяц, но с учетом трат на развитие сети чистого дохода оставалось всего 250 тысяч. В 2017 году я поняла, что мне как-то нужно расти, но не понимала как. Открыть больше филиалов или попробовать продавать франшизу? В общем, я была в растерянности.

В это же время компания, которая вела бухгалтерию, неправильно посчитала мои налоги, и меня оштрафовали на два миллиона рублей. Этот долг потянул за собой другие, и в какой-то момент у меня опять встал выбор — перекредитоваться или продать школу, попробовать что-то новое. Я понимала, что с существующим бюджетом школы стали не эффективны — мы не могли обучать людей языкам так, как хотели. А с таким долгом они стали убыточны. На фоне всего я решила, что продам сеть. Новые владельцы оставили от нее только один языковой центр, и сейчас он успешно работает.

«Для меня это был урок, и я заплатила за свое обучение»

Решение закрыть школы стало самым тяжелым в моей жизни. Все же это первый бизнес. Потом я прочитала, что большинство так же сильно переживают, закрывая свое первое дело. Для людей это стресс, они разочаровываются в себе. Буквально вчера одна девушка мне сказала, что у нее уже был бизнес, она его потеряла и значит, больше у нее ничего не получится. Но если у тебя что-то не получилось — это не означает, что у тебя ничего не будет.

Например, всегда есть возможность продать. Если ты смог это сделать, то можно считать, что все получилось. Да, твое дело сошло на нет, но оно принесло какие-то деньги, и это тоже неплохо. Ни одна бизнес-школа или MBI не дадут такого опыта, как практика. Для меня это был урок, и я заплатила за свое обучение.

В то же время я развелась с мужем. Когда оказываешься в такой ситуации, то очень сильно стараешься экономить свои силы на всем. То есть ты понимаешь, что тебе нужно жить дальше, но не знаешь как. И тут твои личные отношения либо станут группой поддержки, либо нужно из них выходить. Часто пары предпринимателей во время кризиса или распадаются или наоборот только укрепляют отношения. В моем случае брак распался.

На момент продажи школы общая сумма моих долгов составляла 12 миллионов рублей. За школу я получила значительно меньше. На полтора года я ушла в такое состояние, когда просто работала репетитором, дорого брала за уроки и отдавала долги. В тот момент мой доход составлял 400 тысяч в месяц. Сейчас я закрыла все свои обязательства перед банками, но пока продолжаю возвращать средства, которые брала у друзей. Можно было подать на банкротство, но был риск, что на меня заведут уголовное дело за незаконное обогащение.

«Спустя полтора года я решила открыть онлайн-школу»

Сейчас я понимаю, что многие вещи в бизнесе нужно было сделать по-другому. Например, я не прогнозировала месяцы падения спроса и не стелила себе соломку. Еще я очень много инвестировала в хороший, дорогой ремонт и развитие сети. Сейчас понимаю, что лучше иметь маленькую, но прибыльную точку. Постоянное расширение — суперплохая идея, потому что все хорошо в высокий сезон, а в низкий уходишь в большой минус.

Другая моя ошибка заключалась в том, что я недостаточно фокусировалась на прибыли и много внимания отдавала деталям.

Мы проводили большие тренинги для преподавателей, следили, чтобы все придерживались общего стиля компании. Мы тратились на корпоративные мероприятия и акции для клиентов. Все это важно, но если мало заявок, продаж и в какие-то месяцы простаивают кабинеты, то все остальное не имеет значения.

Спустя полтора года я решила открыть новую школу английского языка, но уже онлайн. Побыв предпринимателем, я больше не могу просто учить, хочется решать более глобальные задачи. У всех бизнесменов, которые добились успеха, есть неудачные истории. Я считаю, что каждый раз такой опыт приближает нас на полшага к успеху.

За первые семь месяцев я уже заработала в несколько раз больше, чем за тот же период работы первого центра. Сейчас оборот школы составляет один миллион рублей в месяц. Основной курс — занятия для взрослых, когда они учатся 15 минут по телефону, пять дней в неделю.

«Раньше я могла рискнуть миллионом, сейчас нет»

В новой школе я максимально ориентирована на продажи. На первом месте — продажи, на втором — продукт и на третьем — сервис. А в первой школе, как я уже сказала, сервис был на первом месте, продажи на третьем.

Прежде чем открыть новую школу, я составила список вещей, которые в прошлый раз сделала не совсем правильно. Например, я была заносчива и относилась к людям пренебрежительно. Не умела хвалить сотрудников, не видела их с хорошей стороны и часто начинала с ругани. Сейчас все совершенно иначе, я хвалю людей и учусь давать обратную связь.

Я больше смотрю на результаты работы и меньше обращаю внимания на лесть. И сейчас у меня самая лучшая и крепкая команда просто потому, что я поменяла свое отношение к людям.

Еще я раньше часто шла на поводу у других и принимала управленческие решения, которые не приносили денег. Но теперь понимаю, что прежде чем что-то сделать в бизнесе, нужно задавать себе вопросы: «А какую прибыль с этого буду иметь», «Чем рискую». Сейчас мой самый высокий риск — трата 10 000 рублей на рекламу, которая может не сработать. А раньше я могла рискнуть миллионом рублей, взяв помещение в аренду и сделав там хороший ремонт, не зная, придут в него ученики или нет.

И я оптимизировала собеседование. Раньше это занимало у меня день-два: большое число соискателей выстраивались в очередь в коридоре. Теперь, чтобы устроиться к нам на работу, нужно записать голосовое сообщение на 1,5 минуты и прислать в телеграм. Большинство с этим не справляются, а по речи остальных можно определить, работает человек или нет и справится ли он со своими задачами.

Можно сказать, что все предыдущие годы я училась оптимизировать процессы. Конечно, остались какие-то страхи и негатив, но нужно жить дальше.

Фото: anglomania.ru
0
0
0
Поделиться
339
4
#не_согласовано
Язык сломаешь: как рассказать о своем стартапе в 10 словах (+ словарь)