«Я укладывала детей спать, брала подружку и бомбила на машине». Как одинокой женщине начать бизнес | Московский предприниматель
17 декабря#начать_и_не_бросить

«Я укладывала детей спать, брала подружку и бомбила на машине». Как одинокой женщине начать бизнес

Юлия Стругова, совладелица клиники «ИнтерМедикум» в Зеленограде, рассказала Moscow.Business, что ей помогло пережить потерю близких, зачем она променяла прибыльный бизнес на убыточный медцентр и как можно раскрутить клинику через соцсети и сарафанное радио.
#медицина
#здоровье
#женщины_в_деле
#московскийпредприниматель
#moscowbusiness
0
0
0
Поделиться
364
6

Две сосиски и пара картошин

— Все мои родственники, кроме мамы и папы, — врачи. Дедушка был известным кардиологом-реаниматологом. Он считал, что женщина может быть хорошей мамой, но плохим доктором, или хорошим специалистом, но при этом плохой мамой, — вспоминает Юлия. — Сейчас я согласна с дедом. Но тогда я так, конечно, не считала и мечтала стать хорошим хирургом, несмотря на то что вышла замуж в 18 лет, а в 19 уже родила дочь. Трижды я безуспешно пыталась поступить в медицинский вуз. Потом успокоилась, все же с ребенком готовиться к экзаменам было сложнее. Выучилась на медсестру, устроилась работать в процедурный кабинет в поликлинике и почти все свободное время посвящала семье.

Супруг Юлии хорошо обеспечивал их, дочка пошла учиться в частную школу, ребенку были доступны все лучшие секции и одежда из самых дорогих магазинов. Через 10 лет после замужества Юлия забеременела вторым ребенком, и когда она была на раннем сроке, муж погиб. Мамы и родителей мужа не стало за год до его смерти.

— Я осталась одна с девятилетней дочкой и в ожидании второго ребенка, — продолжает Юлия. — Люди, которые меня знают, вспоминают, как я приходила вся такая красивая, независимая в магазин и покупала две сосиски и пару картошин. Но меня это никогда не угнетало. Я потеряла почти всю свою семью, отсутствие денег на этом фоне — ерунда. Было тяжело. Муж оставил недвижимость, часть продала, но последние деньги потратила на коляску, когда родился сын. Я укладывала детей спать, брала подружку, чтобы не бояться, и бомбила по ночам на своей машине.

Когда пришло время выходить на работу, Юлия устроилась медсестрой в детскую поликлинику. Главный врач, узнав, что у Юли двое детей и она воспитывает их одна, предложила уволиться и найти работу в частной клинике.

— Я до сих пор считаю ее эталоном настоящего человека, — признается Юлия. — Несмотря на нехватку кадров, она отправила меня в частную медицину, чтобы я могла обеспечивать детей. И всячески мне помогала устроиться на новую работу.

Сестра убедила взять кредит

В частных медцентрах можно было строить карьеру, и уже скоро Юлия стала старшей медсестрой в стоматологической клинике, а потом заместителем директора. Почувствовав уверенность в собственных силах, пошла учиться на психологический факультет. А через три года, разочаровавшись в уровне образования, бросила институт. Зато уже точно знала, чем хочет заниматься дальше — открыть медицинский центр в Зеленограде.

— Наверное, почувствовала, что знаю, как все должно выглядеть. В течение года я готовила бизнес-план, и когда нашелся инвестор, была готова к разговору. Он первый поверил в меня и дал денег на открытие медицинского центра. Я всегда буду благодарна ему за это. С партнерами мы открыли медицинский центр акушерского профиля и стали первым частным центром, где ведут беременность до 40 недель, выдают больничные листы по беременности и уходу за ребенком. Это был 2008 год, медцентр быстро набрал обороты. Через год мы вышли на прибыль, а еще через три года вернули инвестиции.

Клинику открыли на площади 250 м², с 5 работающими кабинетами и 3 вспомогательными. Средний чек 2500 рублей. В месяц центр приносит 3,5–5 миллионов выручки.


Следующие 10 лет Юлия занималась новым делом. За это время в Москве конкуренция стала жестче, у конкурентов появились более серьезные услуги. Предложение клиники в Зеленограде перестало быть уникальным. Меняли оборудование, искали высококлассных врачей, но развернуться не давали площади, а на новые не было инвестиций, потому что работали за свои. Юлия решила попробовать открыть бизнес в регионе. Начали с Рязани. Там открыли клинику на площади 700 м², с собственной операционной, первой в частном центре. Но она приносила убытки, и через год партнеры поставили условие — или доля в зеленоградском медцентре, или бизнес в Рязани.

— Я выбрала второе, решив, что лучше вложу свои знания в новое детище, чем останусь при хорошей и стабильной зарплате, но без развития. Конечно, я очень сильно рисковала. А потом еще и моя сестра убедила меня взять кредит в банке и купить абсолютно убыточный медицинский центр в Зеленограде. Этот центр мы открыли пополам с очень перспективным терапевтом, Татьяной, которая у нас сейчас там главный врач, мой партнер и совладелец клиники. Изначально у меня не было цели открывать новый бизнес в Москве. Просто когда решила уходить, то поняла, что надо создать новые рабочие места для тех людей, которые верили в меня и хотели уйти со мной. Их оказалось восемь, некоторые перешли к нам позже.

К свободному доктору на бесплатный прием

Два миллиона ушло на покупку бизнеса, на раскрутку денег не оставалось. Маркетолог Татьяна Лазовская, которая также ушла с Юлией и за идеей, решила продвигать центр в социальных сетях и через сарафанное радио. Для медцентра в Зеленограде использовали группы в «ВКонтакте», Facebook, Instagram и личные аккаунты Юлии и других врачей.

— Прежний хозяин создавал этот медцентр под vip-приемы — в нем хороший ремонт, мебель, оборудование. Потом его перепрофилировали под медицинские осмотры через тендеры. Представьте, что в пяти кабинетах, на площади 250 м² постоянно осматривали огромное количество людей в совершенно неприспособленных для этого условиях. Мы пересмотрели это и оставили медосмотры только для крупных организаций, которые выбираем сами. Например, у нас договор сейчас с «Газпромом» и с крупными компаниями, которые производят в Зеленограде электронику. Основным направлением мы сделали онко-диагностику. Когда человеку сообщают, что у него онкология, то время — жизнь.

Главный врач разработала программу, по которой пациенты медицинского центра получают все услуги — от постановки диагноза до направления в российские или европейские клиники. А главной особенностью решили сделать сервис.

— Мы прекрасно понимаем, что в соседнем центре через дорогу есть те же услуги. И единственное, чем мы можем отличаться от них, — уровнем обслуживания. К нам люди придут, потому что у нас комфортнее, и именно об этом они расскажут своим знакомым и друзьям.

Когда Юлия заходила в медцентр и видела брошенные бахилы, грязную чашку или немытую голову администратора, то всегда делала замечания. Она ввела корпоративную форму для сотрудников. И стала ездить в фитнес-центры, салоны красоты, кафе, гостиницы и смотреть, как у них выстроен сервис.

— Увидела шоколадки с логотипом и ввела их у нас, у других переняла услугу с зонтиками — мы даем их пациентам с собой, когда дождь, мы раздаем детям шарики. У нас есть бесплатные приемы врачей — когда к доктору можно попасть в свободное от записи время. Мы каждый месяц проводим такие акции, это обходится гораздо дешевле, чем листовки по лифтам развешивать.

Настоящей хорошей мамой стала дочь

— Мне очень долго не хватало человека, на которого можно положиться в тылу. Я больше генератор идей, вношу какую-то искорку, а мои помощники ее подхватывают и следят за выполнением. Например, я сегодня увидела красные ногти со стразами у администратора и попросила больше не пользоваться такими цветами, а через неделю могу их уже не заметить, потому что занята другими делами. За исполнением следит моя младшая сестра Анна. У нас с ней так с детства было — я что-то придумывала, а она уже потом спокойно и методично доделывала.

До того как уйти к Юлии, сестра 20 лет проработала в Сбербанке. Так что пришлось ее ждать долго. Сейчас Юлия называет ее своим ангелом-хранителем, который и поддерживает, и не дает расслабиться. А медициной в центре занимается главный врач Татьяна. Такое вот объединение троих. Работы очень много, и Юлия постоянно вспоминает деда-кардиолога, который точно знал: и на работе, и в семье невозможно делать все одинаково хорошо.

— Дети меня не видели, да и сейчас не видят. Наверное, мне нужно больше времени уделять семье и внуку, но я боюсь снова остаться беспомощной. И боюсь, что им без меня будет тяжело, как мне без мамы, которая всегда была рядом со мной. Поэтому я стараюсь приучить их принимать самостоятельные решения. Дети говорят, что я хорошая мама, они не обижаются и все прекрасно понимают. Дочка же вообще все пережила со мной, ей было девять лет, и по сути она помогла мне и вырастила своего брата. У них сейчас очень хорошие отношения. Вот она, кстати, стала настоящей хорошей мамой — занимается семьей и ребенком.

0
0
0
Поделиться
364
6
#начать_и_не_бросить
Глюкометры, экзоскелеты и другие медтехнологии в московских технопарках