«Хочу олицетворять развитие мира». Михаил Крапивной, Man&Technologies Lab | Московский предприниматель
01 октября5 минут#начать_и_не_бросить

«Хочу олицетворять развитие мира». Михаил Крапивной, Man&Technologies Lab

Как сбываются самые невероятные фантазии основателя Man&Technologies Lab Михаила Крапивного, который создал свою компанию из студентов МИСиС.
#город_будущего
#технологии
#производство
0
0
0
Поделиться
197
9

В мае 2019 года 25-летний Михаил Крапивной получил гран-при московской предпринимательской премии «Предприниматель года». С бионическим протезом руки, шлемом виртуальной реальности, созданным при участии его КБ Man&Technologies Lab, он обошел более тридцати пяти тысяч предпринимателей, премию вручали в Кремле, поздравлял победителя мэр Сергей Собянин, но для Михаила главное было в другом.

— Я своей девушке предложение со сцены сделал! — хвастается он.

Михаил больше похож на стендап-комика, чем на предпринимателя: в узком костюме в клеточку, смешной, говорит быстро и, вместо того чтобы сыпать цифрами из годовых отчетов, все время сбивается на байки.

— Там эту церемонию вел Ургант. А мы уже в финал вышли… И я, когда бежал в Кремль, опаздывал, как всегда, но забежал в магазин — купил кольцо. Юльке не подошло потом, мало оказалось… Бегу и думаю: «Выиграю — сделаю предложение». И Урганту сказал — если мне дадут чего, дайте минуточку, буду это… предложение делать. А потом смотрю — в одной номинации со мной Тина Канделаки! Какие-то патчи у нее. Ну, думаю, не, быть мне холостым. Куда там тягаться с Канделаки-то. И вдруг меня вызывают на сцену! Прикольное такое чувство было. И я сделал предложение. Женщины потом мне вслед говорили: «Ну ты красавчик!» А мужики такие злые были: «Что ж ты наделал, чувак, как нам теперь с нашими дамами…»

Михаил Крапивной получает гран-при премии «Прорыв года», фото предоставлено пресс-службой

Это не все сюрпризы, которые Михаил подготовил своей невесте. Свадьбу он назначил примерно на май 2020-го, но в награду за ожидание обещал «красивый фейерверк».

— Это я ей так сказал. А на самом деле у меня есть мечта. Запустить спутник. В смысле, чтобы к следующему августу мы подготовили запуск ракетоносителя малой грузоподъемности. Уже команду собрали, сейчас будем делать. Маск это делает, вот и я хочу. Еще есть в Америке такая компания NRT-Space — тоже русские чуваки, просто уехали в Америку, нашли спонсора и запускают. Вот я хочу за год к этому прийти. Инвестор есть уже под этот проект, просто называть его рано пока, команда есть. Надо делать. А почему я сказал что это фейерверк будет — ну потому что взорваться ракета может. У Маска взрывались же…

В принципе, себя Михаил видит в будущем скорее не Илоном Маском, а Алланом Локхидом — основателем корпорации Lockheed Martin. Эта компания больше известна как производитель самолетов и ракет, но также делает всякую электронику и современные материалы и транспортные средства.

— Хочется поучаствовать в чем-то по-настоящему прорывном. В том, что определяет будущее. Вот, например, Hyperloop, этот вакуумный поезд. К таким проектам хочется руку приложить, — откровенничает Михаил. — Вот есть на западе такие компании, которые мир меняют, определяют, как дальше будет жить человек. Это называется «голубой океан» в книжках по бизнесу… То есть в «алом океане» все привычное, кондовое, весь бизнес, в котором конкуренция высокая или, наоборот, монополия государственная. А в «голубом» — то, что будущее определяет: и компании, и люди. А у нас нет таких компаний пока. И людей таких, на которых равняться можно, в России нет почти. Раньше Гагарин был, а теперь нет никого. Ну разве что вот Рыбаков (Игорь Рыбаков, основатель «Рыбаков фонда». — Прим. ред.), Давид Ян (основатель ABBYY. — Прим. ред.), Солонин (основатель Qiwi Сергей Солонин. — Прим. ред.)… Хочется войти в этот пантеон. Олицетворять развитие мира.

Вездеход с гусеницами от «Бурана» и двигателем от Honda

Когда Михаил рассказывает о своих планах, вглядываешься в него внимательно — не сам ли барон Карл Фридрих Иероним фон Мюнхгаузен натянул клетчатый костюм и почтил тебя беседой. Но точно такое же чувство возникает, когда речь идет не о будущем, а о прошлом. Вот, например.

Осенью 2017 года студент пятого курса МИСиС Михаил Крапивной по заказу одной госкорпорации взялся силами своего студенческого КБ спроектировать и произвести соответствующий определенным параметрам гусеничный вездеход. Срок реализации проекта — полтора месяца.

Спросите, что так мало? Вопрос риторический. Незадолго до того, как проект оказался у Крапивного, его обсуждали члены Союза молодых инженеров России — организации, созданной Военно-промышленной комиссией РФ в 2014 году для содействия развитию ОПК. Молодые инженеры создавать машину в дикой спешке к Новому году с негодованием отказались. Но предложили госкорпорации поговорить с совсем молодым инженером — Крапивным, он как раз недавно свел с этой организацией знакомство.

— Они никто не взялись, потому что сроки ну совсем стремные, — азартно рассказывает Михаил. — А нам-то терять нечего. Прям совсем нечего, у нас ни одного выполненного проекта за душой не было!

Михаил создал свое КБ Man&Technologies, когда учился на третьем курсе Горного университета. В детстве он инженером стать совсем не мечтал, по математике перебивался с двойки на тройку, в Горный институт пошел, чтобы порадовать семью — его закончили и дед, и отец с матерью, и брат. Получать повышенную стипендию там можно было при условии участия в каких-то активностях, имеющих касательное отношение к учебе: создание студенческих коллективов, написание статей и пр. — поэтому и появилось КБ. А вскоре после того Горный университет объединили с МИСиС, благодаря чему Михаил познакомился со студентом МИСиС Николаем Апросимовым, который присоединился к КБ. Остальные сотрудники КБ (сейчас их всего 20 человек) тоже пришли из МИСиС, а потом к ним присоединились несколько дизайнеров из Строгановского училища и Британской школы дизайна. Первый заказ провалили: сеть детских студий заказала электронную игрушку-тренажер, ничего не вышло, деньги вернули. А вторым заказом сразу стал военный вездеход.

— И мы взялись — просто, как дважды два, — объясняет Михаил. — И сделали. И вообще-то это нам все дало: и деньги на дальнейшее развитие (оборудование купили для своего первого цеха), и выход на Сколково, и, соответственно, всех наших заказчиков и партнеров нынешних.

По условиям договора с госкорпорацией Михаил не может ни назвать ту самую госкорпорацию, ни распространять изображения и название произведенной им машины. Но может показывать изображение в телефоне — что и делает с удовольствием. На фото — гигантский железный вездеход на гусеничном ходу, судя по фигуркам копошащихся рядом людей — весьма огромный. Представить себе, что такую машину можно создать с нуля за полтора месяца, довольно сложно, тем более силами студентов, ничего подобного раньше не делавших.

«Ну мы же сделали! — возражает Михаил. — Это только кажется, что на всякую инженерную работу нужны месяцы и годы. Мы вот сейчас робота-доставщика делали — мы его за один день придумали и отрисовали, дальше только сделать надо. А с той машиной… Ну да, ни у кого из нас опыта не было такого. Разве что Федя — он занимался сваркой, подгонкой — вот он любил со своей машиной в гараже возиться. Но вообще Федя — эколог».

– А так у нас в ТЗ было обозначено, что большая часть деталей должна быть не уникальная, а чтобы их можно было купить на рынке. И у нас в этой машине гусеницы от вездехода «Буран». Двигатель от квадроцикла Honda. Вокруг корпуса трубы закручены, которые мы тоже закупили. Ну а скелет корпуса придумали и отдали на производство одно сделать. Листы такие крупные мы же не можем резать сами…

Сколково и новые клиенты после «Прорыва года»

Первый выполненный заказ действительно обеспечил Man&Technologies Lab головокружительный взлет. В течение нескольких месяцев после сдачи проекта произошло следующее: Михаил был представлен в качестве руководителя перспективной инженерной организации в Сколково, он подал документы на аккредитацию в качестве центра коллективного пользования Сколково, прошел все этапы согласования и весной 2018 года Man&Technologies получил эту аккредитацию. Центры коллективного пользования существуют в Сколково, для того чтобы помогать стартапам решать свои специфические задачи на пути к промышленному производству — доводить оптику, электронику, промышленный дизайн и пр. Довольно быстро пошли первые заказы от резидентов Сколково, и к началу 2019 года молодое КБ обслуживало уже десяток проектов. Для компании Deus дорабатывали VR-шлем, для компании Maxbionic — бионический протез руки. Бионический протез получил хороший промоушн благодаря победе на конкурсе «Прорыв года», VR-шлем съездил на выставку CES-2019, получил там хорошие отзывы от Nvidia, Facebook, HTC, сейчас готовится к использованию корпорацией «Тактическое военное вооружение» в составе тренажера для военных.

Новые заказы образовывались буквально из воздуха: например, после победы в конкурсе «Прорыв года» о Михаиле рассказывали по радио, и по этой рекламе пришел клиент: производитель женских украшений попросил сделать браслет, распространяющий запахи, — что-то вроде мобильного освежителя воздуха. В 2018 году — по сути, на второй год существования компании, оборот КБ составлял 11 млн рублей, за первые полгода 2019-го — уже 14 млн рублей.

«Мы за все беремся, — объясняет Михаил. — У нас и для широкого пользователя были проекты — особенный такой дверной замок, например. Но основное наше направление — потребительскую электронику создавать и в сторону оборонки развиваться».

Как бы фантастически ни звучали слова Михаила, но стартапы, которые с ним работают, эти слова подтверждают.

— Найти КБ, которое выполнит какой-то нетривиальный заказ быстро, качественно и дешево, практически невозможно. Да что там — трудно найти КБ, в котором тебя хотя бы поймут, — жалуется резидент Сколково Максим Зарезов, основатель компании Solway (разработчик генератора озона высокой концентрации — это инновационное устройство для очистки кремния, предназначено для использования в отраслях микроэлектроники и солнечной энергетики). — У меня было два эпизода негативного опыта взаимодействия с КБ: в одном случае мне заломили цену и сделали плохо, в другом вообще ничего не сделали, просто кормили завтраками. У Man&Technologies Lab в Сколково я стал, кажется, первым клиентом, и мы сотрудничаем до сих пор. Это хоть и молодые ребята, но очень профессиональные. И главное — они работают, стремятся к лучшему, в движении всегда… Я, когда ехал в Сколково, когда мечтал о русской Силиконовой долине, именно так и представлял себе все.

Формулу «дешево, качественно, быстро» использует в отношение Man&Technologies и Алексей Огиенко, основатель Deus (VR-шлем).

— Я с Михаилом познакомился, прочитав его пост в FB, — рассказывает Алексей. — Приехал на производство, увидел оборудование качественное. Потом первый заказ выполнили очень быстро и качественно и за вменяемые вполне деньги. С тех пор мы партнеры, стали, по сути, одним КБ.

Михаил, рассказывая о «голубом океане», который он олицетворяет, все-таки делает оговорки.

— Мне, конечно, до бизнес-гуру далеко, нужно еще шишек миллион набить, — говорит он. — Мы, конечно, идем параллельно, где-то против системы сложившейся. Мало кто вообще понимает, что нужно делать и как делать. А мы такие. Нас тут двадцать человек, мы пришли все менять в этом мире. И они такие: «А пошли-ка вы вон». Вот в этот момент надо выстоять, чтобы не отлететь.

Записала Елена Разина
Фото: Нина Фролова
0
0
0
Поделиться
197
9
#городские_легенды
Как надуть ракетную установку и врага заодно. Компания «Русбал» умеет делать деньги из воздуха