Наивно? Очень. Социальный бизнес, которому давали полгода, существует уже 9 лет | Московский предприниматель
05 сентября5 минут#начать_и_не_бросить

Наивно? Очень. Социальный бизнес, которому давали полгода, существует уже 9 лет

Из особого взгляда художника с нарушениями развития можно сделать бизнес. Не благотворительность, не мифическое предприятие, а самую настоящую крепкую компанию. Как? Об этом Moscow.Business рассказала Елена Вахрушева, директор проекта «Наивно? Очень.»
#женщины_в_деле
#социальный_бизнес
#особые_люди
#искусство
0
0
0
Поделиться
379
0

Проект «Наивно? Очень.» передает взгляд на мир людей с особенностями развития — и это взгляд, недоступный тем, кто оказался способен воспринять социальную норму. Художники проекта видят мир не так, как мы, и передают этот взгляд через творчество. Они создают наивные, странные, неожиданные вещи, высвечивающие в мире неподдельную радость и восторг от самых обычных предметов или ситуаций.

Когда актриса Нелли Уварова и Елена Вахрушева решили создать самоокупаемую компанию, зарабатывающую продажами творчества особых художников, окружающие дружно заявили, что проекту жить светит полгода, а идея самоокупаемости — наивна до невозможности. Вот просто очень наивная идея. Ее и вынесли на знамя, сделав из слабости преимущество.

Проект существует и самоокупается уже девять лет. Елена Вахрушева стоит у руля этого корабля, Нелли Уварова выступает как медийное лицо.

Все началось с художественных мастерских, где людей с нарушениями развития учили рисовать. Основной диагноз особых художников — «аутизм», это слово происходит от английского out — вне. У людей с аутизмом затруднен контакт с окружающим миром — они переживают его иначе, чем мы, нейротипичные люди.

«Человек с аутизмом может быть не в состоянии выдерживать прикосновения, смотреть в глаза, слышать громкие звуки или видеть яркий свет. Иногда такие люди странно двигаются, предаются непонятным занятиям. Им может быть предельно важно, как расставлены стулья в комнате и сколько на тарелке горошин».

Аутизм часто сочетается с умственной отсталостью или просто с задержкой развития, но есть и те, чей интеллект вполне сохранен. Многие не умеют разговаривать, не умеют или почти не умеют читать и писать. Их эмоциональное или интеллектуальное развитие зачастую на уровне совсем маленьких детей, и они не могут жить без поддерживающих «взрослых», хотя формально они уже давно не дети. Сами решать свои проблемы они не в состоянии. Им нужна помощь извне.

Социально-предпринимательский проект «Наивно? Очень.» — именно такого рода внешняя помощь. Это и не благотворительность в чистом виде, и не один только бизнес. Смысл социального предпринимательства — не прибыль сама по себе, а ее реинвестирование в решение социальной проблемы. Рамочный закон о социальном предпринимательстве, легализующий само это понятие, принят в России буквально только что, 26 июля. И до 2020 года, когда примут все необходимые подзаконные акты, он, в общем, не заработает. Хотя само по себе как явление социальное предпринимательство существует в России примерно столько, сколько и обычный бизнес.

Елена Вахрушева, директор проекта «Наивно? Очень.»

Настоящее социальное предпринимательство решает реальные социальные проблемы. И это решение — часть бизнес-схемы, невозможной в иных условиях.

Проблема, которую решает «Наивно? Очень.» — изоляция, выключенность из жизни людей с аутизмом и другими тяжелыми ментальными нарушениями. В России они вынуждены либо безвылазно сидеть дома, если о них есть кому заботиться, либо находиться на постоянной основе в интернате, практически на тюремном положении. Для них нет работы, нет публичного досуга, нет круга общения. Зайти в кафе, выйти погулять, заработать денег, купить что-то в магазине, даже поехать в гости — все эти процессы для людей с серьезными ментальными нарушениями невозможны либо опасны.

Мастерские дают особым людям выход в мир. Это и общение, в котором они нуждаются также, как все, и обучение, и настоящая работа. С «ребятами», как их называет Елена Вахрушева, заключаются полноценные контракты, они получают зарплату. Они рисуют, доставляют заказы, заняты в тиражном производстве, у них есть Дело. Для людей с тяжелыми нарушениями в России почти нет других таких мест.

«Рисование в каком-то смысле заменяет особым людям речь, позволяет строить коммуникацию с миром. Вопреки обывательской мифологии, люди с аутизмом не обязательно поголовно погруженные в себя молчуны — некоторые художники, наоборот, страшно разговорчивы, однако неспособны полноценно контролировать речь, доносить мысль, «говорить, как все». Но там, где странного человека не выслушают и не поймут, увидят его рисунки и все, что он ими хочет сказать».

Работа мастерских требовала денег — на зарплаты, на аренду, на педагогов, на расходные материалы, и эти деньги невозможно все время просить, как это принято в сегодняшней российской благотворительности. И Нелли Уварова и Елена Вахрушева решили эти деньги заработать. Нелли как актриса взяла на себя пиар проекта, Елене как бизнесмену досталось оперативное руководство.

Начинался и развивается проект исключительно «на свои», которые даже точно посчитать Елена уже не может — никаких кредитов. Ни один банк не дал бы кредита на столь наивную идею. Но идея сработала, и проект содержит сам себя и даже растет.

Теперь у проекта помимо мастерских — интернет-магазин, оффлайн-магазин на дизайн-заводе Artplay, художественная мастерская и собственное текстильное и полиграфическое производство, где они сами производят всю продукцию. Сами — потому что любой аутсорс делает вещи невозможно дорогими: партии невелики.

Но основой всего остаются художники, их творчество. И на них же, на развитие мастерских, уходит вся прибыль. Кроме художников, в коллективе несколько нейротипичных сотрудников — печатники на текстильном принтере, дизайнер, продавцы, технолог. А также педагог и психолог для художников, по словам Елены Вахрушевой, — лучшие в стране.

Потому что особый художник и обращается со своим творчеством по-особому. Может и закрасить картину в силу неведомых нейротипикам соображений. Бывали такие случаи.

Сложно объяснить, почему именно творчество людей с ментальными нарушениям оказалось востребовано. Это не просто футболки с прикольными надписями, магнитики с собачками или кружки со свинками, а нечто большее. Эти вещи как бы меняют атмосферу вокруг себя, и часто совершенно непонятно, «как это сделано», как художник додумался до такого или «так увидел». В этих работах нет того, что называется словом «выпендреж» — они странны, необычны, они удивляют, но они очень естественны. Так видят мир дети, и так его не могут видеть взрослые.

Даже профессиональные художники в жанре «наивного искусства» не могут. Попытки торговать в магазине обычными произведениями в этом жанре оказались неуспешны по самому простому критерию — их плохо покупали, хуже, чем творчество людей с нарушениями, и от этой практики отказались.

Однако обратной стороной высокого качества особых товаров оказалась узость их целевой аудитории. Оценить работу художника с аутизмом — причем именно оценить и купить качественный товар, а не пожертвовать денег из жалости, могут относительно немногие. Их оказалось бессмысленно искать с помощью рекламы — во всяком случае, все попытки «Наивно? Очень.» вложиться в обычный маркетинг ни к чему не привели.

Хорошо сработали индивидуальные рекомендации и сарафанное радио.  Когда футболки «Наивно? Очень.» хвалит в фейсбуке Катя Бермант из фонда «Детские сердца» просто потому, что они ей нравятся, — их отлично покупают: аудитория Кати знает, что такое аутизм. Когда же за дело берется профессиональное агентство и рекламирует «Наивно? Очень.» обычными ненаивными методами, выхлоп получается почти нулевой. Так было уже несколько раз.

Главный источник трафика для интернет-магазина — соцсети, места личного общения. Хотя, с другой стороны, продажи через Wildberries практически сравнялись с оборотом самого магазина.

Социально ориентированный бизнес в глазах аудитории имеет моральное право на человеческое отношение. Когда во время очередного новогоднего аврала сломался принтер для ткани, на тот момент единственный, и магазин потерял часть заказов, обращение в соцсетях с предложением скидки в обмен на предоплату было воспринято аудиторией весьма благосклонно. Покупая в «Наивно? Очень.», человек понимает, что он не просто обогащает каких-то неведомых, пусть даже и приятных людей, как в любом другом дизайнерском магазине. Он вкладывается в то, чтобы мир стал хотя бы слегка другим. Это понимание не слишком влияет на продажи сами по себе — но сильно упрощает коммуникацию в кризисные моменты.

А также иногда дает возможность получить особые условия: не только покупатели хотят быть причастными социальной миссии, но и бизнесмены. Поэтому товары от «Наивно? Очень.» попали на «Полезную полку» — эксперимент 20 магазинов сети «ВкусВилл».

Никаких иных преференций социальная миссия бизнеса не дает. За мастерские приходится платить вполне коммерческую арендную плату, налоговых льгот не полагается. Но, может быть, принятый 26 июля закон что-то поменяет в этом отношении и у проекта появятся свободные деньги.

Их Елена Вахрушева потратила бы на открытие швейного производства в рамках существующей деятельности проекта. Причем полного цикла — одежду будут придумывать тоже особые художники, со своим особым взглядом. Возможно, надев такую юбку, брюки или футболку, мы сможем понять о мире что-то важное.

Текст: Владимир Берхин
Фото: Наталья Покровская
0
0
0
Поделиться
379
0
#начать_и_не_бросить
Как разработка экзоскелетов для МЧС превратилась в успешный бизнес