Московский предприниматель
02 августа10 минут#начать_и_не_бросить

«Бизнес создают голодные», — Алексей Коровин, финансист, инвестор и бизнес-наставник

Кредит — последнее, к чему нужно обращаться, когда начинаешь свое дело. Так считает Алексей Коровин, который более 20 лет проработал в банках, в том числе на топовых позициях. Два с половиной года назад он закончил карьеру финансиста. Теперь Алексей — предприниматель и бизнес-наставник. О том, где искать деньги, что делать, если стартап не взлетел за три года, об инфобизнесе, образовании и, конечно, о Москве — Алексей Коровин рассказал в интервью Moscow. Business.
#корпоративое обучение
#онлайн-обучение
#микрообучение
#тренды
0
0
0
Поделиться

— Вы помните момент, когда забрали трудовую книжку, годовой бонус, вышли из банка и поняли, что все изменилось? Что вы теперь — предприниматель.

— Интерес к банковскому бизнесу во мне угасал постепенно. Во-первых, очень сильно изменилась отрасль: в ней стало меньше игроков и меньше инноваций. Во-вторых, я почти четверть века отработал в банковской системе. Я все видел.

Меня начали посещать мысли что-то изменить. Меня интересовало все, что связано с образованием и обучением. Потому что это про людей, про рост, про развитие, про успех, про что-то большое. Во-вторых, меня привлекала идея своего бизнеса. Я со стороны банка работал с бизнесом, кредитовал его, помогал становиться на ноги, у меня много знакомых предпринимателей. Меня всегда привлекало это загадочное сообщество. Эти две идеи сложились, и я решил, что хочу стать предпринимателем в сфере образования.

— Можете описать, что вас привлекало в ваших знакомых-предпринимателях? Что, казалось, есть в бизнесе, чего нет на топовой позиции в банке?

— Наверное, мне захотелось большей самостоятельности. Предприниматель более свободен в выборе пути развития. Финансист, первое лицо банка — менее свободен. Есть акционеры, регулятор, общественные ожидания, есть бренд — то есть очень много ограничений, которые удерживают корабль в рамках очень узкого фарватера. Если, скажем, банк — это большой корабль, который плывет аккуратно, чтоб бортами не задеть берегов, то предприниматель — это шлюпка. Шлюпку иногда шарахает от берега к берегу, но она постепенно выходит на свой курс. И она может корабль обогнать.

— А что насчет ответственности? Ее в бизнесе больше, чем в банке?

— Ответственность разная. Руководитель банка отвечает перед акционерами, перед государством. Но если ты предприниматель и нанимаешь людей — это тоже ответственность. Может быть этих людей меньше, но, поверьте: ответственность за одного человека, за 10 людей или за 10 000 — в этом большой разницы нет. Ответственность предпринимателя даже больше, потому что за ним никто не стоит, за ним нет акционеров. Предприниматель не может положить заявление на стол и уйти. А СЕО может.

— Но если предприниматель не может положить ключи на стол и уйти, в чем тогда выражается эта свобода?

— Свобода появляется в выборе направления. Ты получаешь гораздо более широкий диапазон возможностей. Если ты генеральный директор — первое лицо компании, — ты связан той стратегией, которой эта компания придерживается. Ты становишься заложником определенных процедур, и существенная часть работы будет строиться так, чтобы их соблюсти. В этом есть свой кайф: нельзя построить большую организацию без определенной бюрократии. И в выстраивании этих процедур есть свое творчество. Но это другое, в предпринимательстве все равно творчества больше.

Про испытательный срок предпринимателя

— Вы ушли из банка в бизнес 2,5 года назад. Напомню вам печальную статистику: больше половины стартапов не доживает до трех лет, но об этом чуть позже. Держите ли вы в уме мысль «если не получится, всегда смогу вернуться»? Или нет обратной дороги из бизнеса в корпоративный мир?

— У меня есть небольшой курс для менеджеров из корпоративного мира, которые только-только начинают свое дело. Там есть чек-лист для открытия своего дела. Один из вопросов: «А есть ли испытательный срок в бизнесе?»

— Прекрасная формулировка. Именно это я и хотела сказать.

— В компаниях есть испытательный срок три месяца. Если тебе не понравилось, сказал «До свидания!» — и все, ушел. У меня есть несколько знакомых, которые именно с таким подходом пришли в бизнес. Они рассчитали определенную сумму денег, например, на два года. Столько-то денег на семью, на путешествия, столько-то на бизнес. И эти два года — были их испытательным сроком.

Но такой подход встречается довольно редко. В основном людей, которых я знаю, в свой бизнес увлекала страсть. Они даже не ставили перед собой вопроса об испытательном сроке. Идти в свой бизнес с оглядкой, что я все-таки могу передумать, наверное, не стоит. Поэтому, когда ко мне приходят бывшие коллеги с дилеммой, идти ли в свой бизнес, я очень много времени и сил трачу на то, чтобы их отговорить.

Идти в свой бизнес с оглядкой, что я все-таки могу передумать, наверное, не стоит.

— И что вы им говорите? Эмоциональный шантаж, манипуляции, страшилки?

— Пугаю, как будет трудно, как они будут просыпаться по ночам, потому что кассовый разрыв не в сказках случается — это абсолютная реальность! Приходит день, когда ты понимаешь: заказчик не заплатил, а тебе надо платить зарплату.

Поэтому я говорю: если думаешь идти в бизнес или не идти, то правильный ответ — не идти. В этих размышлениях есть мнимые развилки. Развилка первая: сейчас куплю или открою бизнес и буду больше отдыхать. Нет, это не так! Или: я сумею сохранить прежний размер дохода. Нет, так не будет!

— Вы потеряли в доходе?

— Конечно.

— Но восстановили прежний уровень за эти 2,5 года?

— Я все, что получаю, инвестирую. Я сейчас скорее нахожусь не в фазе накопления, а в фазе инвестирования. Где-то я прочитал такую мысль, что богатый человек — это тот человек, который не считает свои деньги. Поэтому все время, когда я начинаю считать свои деньги, я вспоминаю: так, ну я же богатый человек! (Смеется.) Остановись, все нормально, не надо считать.

Про кредиты, 3F и голодный старт

— Мне кажется, есть большая разница, как начинать свой бизнес. Одно дело — уходить с хорошей должности с финансовой подушкой. Совсем другое — когда ты голодный, когда нет накоплений и для старта нужно брать кредит. По данным опросов, люди называют кредит главным страхом и препятствием на пути к началу своего дела. Прокомментируйте это как финансист.

— Я думаю, более безопасный старт характерен для тех, кто входит в уже существующий проект. Как это сделал я: я присоединился к уже работающей команде. Это уже вторая-третья карьера. Это скорее позиция инвестора и ментора, партнера. Я в гораздо меньшей степени предприниматель, чем Роман Мандрик (основатель Active Learning. — Прим. MB). Если проводить аналогии с корпоративным миром, то он скорее председатель правления, а я — председатель совета директоров.

Бизнес создают голодные. Но взять кредит и создать бизнес — это самое неправильное, что можно сделать. Все равно должен быть какой-то кусочек денег. Классика жанра: у кого берут деньги на первый бизнес? Family, Friends and Fools. У семьи, друзей или глупцов. Среди 3F нет банка, заметьте.

Но взять кредит и создать бизнес — это самое неправильное, что можно сделать. Все равно должен быть какой-то кусочек денег.

— Странно это слышать от финансиста. Я ожидала что вы скажете: «Не надо бояться кредитов» и что-то воодушевляющее.

— Банк не дает деньги на старт бизнеса. Правильнее всего на первом этапе взять деньги у тех, кто вам доверяет, чтобы сделать прототип. Следующий этап — финансирование через клиентов. Не надо пилить полтора года свой продукт до идеального, как вам кажется, состояния. Надо предложить клиентам то, что уже сделано, — прототип или MVP. Как угодно: через фейсбук, инстаграм, просто поймать человека на улице и сказать: «Слушай, купи вот эту штуку, смотри какая классная! Купи».

Обращаться к кредиту имеет смысл только тогда, когда у вас уже есть понятная устойчивая бизнес-модель и вы можете абсолютно точно предсказать свой cash flow хотя бы на срок кредита.

— Но семье, друзьям и глупцам ведь тоже нужно возвращать.

— С ними можно договориться. (Смеется.) Я не говорю о миллионах долларов. На старт может быть достаточно нескольких сотен тысяч рублей. Потом, когда появляется прототип, когда появляются клиенты, которые готовы платить, тогда уже начинается реальная жизнь. Банк появляется, когда у вас есть что ответить на вопрос: «Дайте мне свой cash flow и покажите трехлетнюю стратегию». Пока от этих вопросов вас колбасит, вряд ли можно рассчитывать что-то получить от банка. Банк можно понять, у него есть вкладчики, он перед ними отвечает, он не имеет права сильно рисковать.

Есть несколько этапов или ступеней привлечения финансирования в стартап. Первый этап — 3F, второй — через клиентов, третий — венчурные инвесторы и бизнес-ангелы и четвертый — банк и стратегические инвесторы.

— Active Learning на какой из этих стадий находится сейчас? Откуда деньги: клиенты, венчурные инвесторы, кредиты?

— Клиенты и средства собственников. Плюс у нашего бизнеса три направления, из которых главное, Skill Cup, сейчас находится в инвестиционной фазе, а два других — платформа визуализации данных Rubilix и разработка крупных контентных проектов на заказ — в прибыльной. То есть другие два направления дотируют Skill Cup.

Про микрообучение и клиповое сознание

— Тот формат обучения, который предлагает Skill Cup, — это микрообучение: на выполнение одного задания, получение информации тратится всего несколько минут. С одной стороны, это ответ на изменившийся подход к поведению информации. С другой, не развивается, не поощряется ли таким образом клиповое сознание, когда невозможно удержать внимание на обучении больше минуты?

— Наш мозг уже другой, он по-другому стал работать. Даже фильмы 30-летней давности нам уже кажутся медленными, мы с трудом их воспринимаем. Люди привыкли к соцсетям, привыкли, что картинка перед нами быстро меняется. И мы хотим встроиться в эту череду картинок и дать человеку полезный контент. Если мы будем работать по старинке, люди просто не будут учиться.

Мы сталкиваемся с несколькими проблемами и пытаемся их решить. Во-первых, не хотят учиться; во-вторых, у них нет времени учиться. Мы должны как-то до них достучаться.

Кроме того, есть такая кривая забывания Германа Эббингауза: он рассчитал, как быстро мы что-то забываем, если не повторяем этого. Суть микрообучения как раз в том, чтобы разными форматами, увлекательно говорить одно и то же, повторять, чтобы человек запомнил и использовал это в работе и в жизни.

–– А вы анализируете результаты?

— Конечно. Например, у AVON, наших клиентов, мы анализировали две группы продавцов. Одни прошли обучение через Skill Cup, другие — нет. Так вот первая группа показала результаты продаж лучше на 21 %.

В самом приложении Skill Cup есть детальная аналитика для клиента: кто открыл, кто не открыл, кто как прошел обучение, сколько времени провел и так далее. Очень детальная обратная связь.

— У Skill Cup среди клиентов есть банки и крупные корпорации. Скольких из них вы привели из «прошлой жизни» благодаря банковскому бэкграунду?

— Вопрос в том, чей был первый контакт с клиентом. Иногда мой, иногда Романа или отдела продаж. Мне очень близка философия, что в компании каждый должен быть продавцом. Бывали случаи, когда у нас люди, отвечающие за производство, приводили клиентов.

Про инфобизнес

— «Не знаешь какой бизнес начать? Открой онлайн-школу!» — такая реклама меня буквально преследует. Я уже не понимаю, как отличить хороший образовательный продукт от инфобизнеса. Как вы изнутри образовательного рынка смотрите на это?

— Сам по себе инфобизнес, на мой взгляд, не имеет однозначно негативной коннотации. Я вижу здесь токсичность в том, когда говорят, будто это очень легко — сделать успешную онлайн-школу. Вот это наверно основная развращающая мысль. На самом деле сделать онлайн-школу можно, получать пассивный доход тоже можно, но при этом ты должен дико много работать. Все равно твой контент должен быть интересен, он должен быть профессиональным.

— И тем не менее, как быть с профессионализмом учителя? Я, скажем, не чувствую себя вправе вести онлайн-школу по журналистике.

— И напрасно! Сейчас очень сильно изменилась парадигма. Каждый человек стал источником знаний. Люди хотят учиться у других людей. Такое, с позволения сказать, P2P образование.

К нам на платформу недавно пришла целая армия блогеров, которая на базе Skill Cup сделала свои курсы. Как получать шенгенскую визу, как обустроить детскую комнату, как делать кешью-кейки, как управлять своим начальником. Я сам на Skill Сup сделал свой курс «Из менеджеров в топ-менеджеры».

Мы свято верим, что каждый человек может быть источником очень интересного знания. В чем магия соцсетей? В том, что каждый человек интересен. Именно соцсети нас приучили, что каждый человек — источник знаний.

Про кризис трех лет в бизнесе

— Есть статистика, что 80 % компаний закрываются, не дожив до трех лет. Что бы вы как ментор сказали предпринимателю, который приходит к вам в это время — два с половиной года бизнесу и он на грани краха? Что делать?

— Локализоваться. Могу рассказать на примере. Я как ментор помогал одному бизнесу как раз в этой стадии: деньги инвесторов закончились, а планы по глобальной экспансии остались. За время работы они что-то нащупали, минимальный продукт был, даже клиенты были, но до выхода на международный рынок было еще далеко. Мы пришли к тому, что нужно локализоваться, сделать MVP (minimum viable product, минимально жизнеспособный продукт. — Прим. ред) и провести тест. Не надо замахиваться на Калифорнию и на Сингапур, а провести тест на одном районе Москвы.

— По большому счету, это означает — начать с начала?

— Перезагрузиться. В лучших предпринимателях, которых я знаю, есть хорошая упертость: они перезапускаются, перезапускаются, перезапускаются до тех пор, пока не добьются результата. В том случае, про который я говорю, локализация действительно сработала. Проект запустился локально, постепенно себя пересоздал, изменился продукт.

Знаете еще, что очень важно? Снова обрести уверенность в себе. Если ты несколько лет прешь напролом, много трудишься, но не выходит так, как планировал, ты начинаешь думать »А способен ли я вообще?» В этот момент нужно вновь убедиться, что дважды два — четыре, что ты многое можешь. Первое «спасибо» от клиента сразу раздувает все эти угли, которые уже почти остыли.

Про Москву

— Раз уж наше издание называется Moscow.Business, давайте поговорим про Москву. Вы инвестировали в питерский проект, часть команды Skill Cup сидит в Тамбове, и вообще по банковскому опыту вам есть с чем сравнивать. В чем особенности бизнеса в столице?

— Москва абсолютно удобный для бизнеса город, прежде всего я имею в виду развитие бизнеса, business development. Я был в 59 или 60 странах мира, в столицах и крупных городах и знаю города, где можно провести за день только 2 встречи. Просто полная катастрофа. Например, в Токио. Есть, конечно, другие примеры: в Вене можно и 10 встреч за день провести, потому что там все находится на одной площади. В Москве в этом смысле можно легко планировать свой день. Раньше было сложнее — пробки, сейчас метро, МЦК, каршеринги.

— Бизнесмены стали активнее пользоваться метро, мне кажется.

— Да, сейчас это абсолютно нормально. Второй момент, деловая жизнь в Москве сместилась на утро. У меня сейчас почти каждый день начинается в 8:30 на Белорусской. Там есть десяток кафе, я их все по очереди обхожу и встречаюсь с людьми.

— Официанты уже узнают?

— Конечно. «Вам как обычно?». Это прямо очень приятно.

— А минусы?

— В Москве перегреты зарплаты в сфере IT и мы не можем себе позволить московских разработчиков, поэтому вся разработка у нас в Тамбове. В Москве находятся многие decision-makers (люди, принимающие решения. — Прим. ред.), мои коллеги из других городов часто вынуждены сюда приезжать на переговоры. Как москвич и как владелец Skill Cup — я счастлив, но как русский — я, скорее, несчастлив. Поэтому я бы, честно говоря, поделился, подумал, как бы Москве раздать часть полномочий и ресурсов.

Записала: Евгения Корытина
Фото: Нина Фролова, пресс-служба Skillcup
0
0
0
Поделиться
#город_будущего
«Нас ждёт революция мобильности», — Василий Быков, Samocat Sharing